и ты сыграешь азбуку Морза, симфонию Глюка на клавиатуре, так что навсегда уходящее солнце замрет в этом жарком июле ©
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:59 

bitter sweet symphony
проснулась в 6.
лениво встала потянулась. опорожнила мочевой пузырь. налила кофе.
открыла соц сеть. давно не лазала по чужим страницам. решила начать со страницы жены брата мужа.
мы не общаемся с ней уже 2 года. с тех самых пор как они нас некрасиво выставили за дверь прошло два года. 29 декабря можно будет поднять бокалы за совместную счастливую жизнь в обители свекрови..
как мы общались, когда жили? сначала нормально. мне так казалось что нормально. проблемы начались когда она объявила что ждет ребенка. тогда и понеслось. потом скандал, ссора, конфликт. мы с ней вроде и не участвовали в конфликте но она приложила свою руку очень даже а я.. а я не была против чтобы она приложила ее. я надеялась извлечь из этого конфликта какую-то пользу для своей жизни. какую? не знаю. вынесла ли? не знаю. знаю одно: смотрю на ее фотографии и в душе появляется какое-то.. неприятное саднящее немного тошнотное сладковатое приторное ощущение зависти. и это мне не дает уснуть. она постриглась. она постриглась примерно также, как хотела я. я разозлилась. начала снова ненавидеть ее прокручивать то что было тогда. боже мой как это тяжело - понимать мотивацию действий человека с одной стороны но не принимать их и глубоко в душе презирать. с этим непросто жить. где-то час меня колбасило от мыслей о ней ее новой стрижки они еще сделали какой-то ремонт в комнате где мы жили - и она конечно же выложила фотографии. не могу сказать что шикарно а и мебели новой нет все старое: стенка старая ну что-то из икеи новое купили дешевое типа вешалок открытых. занавески повесили может окна поменяли. там в комнате два окна. не очень на снимке видно новое окно или нет. тюль мешает. на полу нечто очень похожее на линолеум. обои переклеили. нечто типа детской сделали что ли. полина конечно же в комнате присутствует. стало уютнее. видно что она старалась чтобы было уютно. мне было приятно посмотреть. вид комнаты не вызвал зависти. а потом и фотографии новой стрижки перестали вызывать зависть. я вдруг поняла что она меня как-то мотивирует. я буквально подошла к зеркалу и посмотрела на свое отражение. дело не в ней. дело во мне. дело в том что мне не нравится как я выгляжу. да я похудела но с этой безработной жизнью я превратилась в ничто. странно что маникюр еще делаю. но не крашу ногти. потому что лень. да и лаков нет. я после этого просмотра этих фотографий я.. я решила пойти и постричься сегодня. не как она конечно. спрошу парикмахера что мне пойдет она же мастер. может поможет. мне вдруг стало так резко неприятна я сама. эти ужасные шорты которые мне велики и пузырятся на паху. эта старинная футболка. этот старый кардиган который кажется сел после стрики. драные почти тапки. волосы завязаны в какой-то ужасный пучок. брови хоть выщипаны и в ноздрях нет волос - хоть что-то я делаю еще.
в общем никогда не думала что скажу это. но спасибо ей. если бы не ее эта стрижка то я бы так и сидела. а тут даже спать не смогла.

12:51 

bitter sweet symphony
пытаюсь сделать из ее ухода какое-то страдание для себя. мне буквально хочется страдать от того, что меня бросили, и чем дольше мне не причиняет это боли, тем сильнее мне становится страшно, что мне, в общем-то, все равно. это было для меня ожидаемо, я знала, что она уйдет, я чуяла это последнее время все острее и острее. я была к этому готова. не поэтому ли мне все равно? я заранее была готова к такому исходу, и, вот, он случился. прошел почти месяц, а мне до сих пор как-то не больно даже. я пытаюсь сопоставить ощущения от ее ухода, с ощущениями от ухода других, и понимаю, что я фактически ничего не чувствую. мне все равно. мне безразлично. я не думаю о ней постоянно, я не плачу и не переживаю, мне, похоже, на самом деле все равно. мне не интересно, как у нее дела, что она делает и как живет. мне все равно. я так долго мечтала пофигичстически относиться к тем или иным людям приходящим в мою жизнь, что мне, наконец, удалось настроить себя на этот лад. и теперь меня это пугает. когда я настраивала себя на этот лад, я не думала, что меня это станет пугать, когда случится. я думала, что мне принесет это покой и счастье, что я закрыта от мира, мир закрыт от меня, я могу абстрагироваться от мира и жить какое-то время в себе. но когда это начало реализовываться, меня это напугало. я совсем ведь не умею равнодушно жить. я совершенно не приспособлена к безразличной жизни. только в кино видела таких людей. они оставались для меня всегда какой-то тайной, загадкой, которую очень хочется разгадать, к которой еще сильнее хочется иметь отношение, принадлежать к таким людям, быть таким человеком. можно ли настолько изменить свое существо, чтобы в один миг стать вдруг другим человеком? все это касается, разумеется, только людей. возможно ли, что я нашла то, что искала, или я пытаюсь себя обмануть? как там было?

"— Тут, очевидно, недоумение, — ввязался вдруг Васин. — Ошибка в том, что у Крафта не один логический вывод, а, так сказать, вывод, обратившийся в чувство. Не все натуры одинаковы; у многих логический вывод обращается иногда в сильнейшее чувство, которое захватывает все существо и которое очень трудно изгнать или переделать. Чтоб вылечить такого человека, надо в таком случае изменить самое это чувство, что возможно не иначе как заменив его другим, равносильным. Это всегда трудно, а во многих случаях невозможно..." ©

вот не это ли происходит со мной, не ошибку ли я совершаю. но дело уже сделано, мне уже все равно, мне уже безразлично. моя идея перешла из вывода в чувство, которого я никак не ожидала, которое парализует мои какие-то начинания, которое приводит меня к деградации. впрочем, не только это приводит меня к деградации, но речь не о ней.

22:50 

bitter sweet symphony
практически пустой бокал красного сладкого вина. разливается теплом по полости рта, приятным теплом омывает горло, медленно спускается по пищеводу и обливает желудок сладким теплом. не последний бокал на сегодня. негромко играет музыка. чужая музыка, которую мне посоветовали в другой жизни. до сих пор ее слушаю. два года прошло. пролетело, промчалось, пробежало перед глазами, как одна картинка не совсем четкого кадра на старой, в нескольких местах порванной, фотопленки. воспоминания возвращаются, восстанавливая хронологию, ложатся друг на друга теплым мороком, доводящим внутренние органы да едва заметного щекотания в районе солнечного сплетения. воспоминания превращаются в большее настоящее, чем оно было мгновение - такое мучительно долгое - назад. друзья и подруги, мужчины и женщины. дети и подростки, любимые и ненавистные, грубые и нежные, вспыхивают в памяти лицами на картинках событий прошлого. и какие-то из картинок едва четкие, едва уловимые, уже может даже и не помнишь имени человека, но картинка осталась, она размыта и мутна; а другие яркие, неожиданные, эмоциональные, переполненные теплом или невероятной, нестерпимой, мучительной болью, нахлынувшей вновь на измученное, воспаленное сознание. стараешься выкинуть те из картинок, которые появляются, но которые неприятны. стараешься успеть схватить улетающее прозрачное чувство ощущения прошлого, яркого, сладко пахнущего сеном и самогоном. прыгаешь, тянешь руку, сжимаешь и разжимаешь пальцы в надежде ухватить хотя бы одну веточку. и если в памяти начинают вырисовываться приятные картинки, чувствуешь нестерпимую детскую радость, новогоднее мандариновое счастье, горки ледяные, солнце и мороз, радость от зимы, которая, чем старше ты становишься, тем скорее превращается в ненавистное время года. рассматриваешь эти счастливые моменты, как старинный фотоальбом, пахнущий пылью и старостью, забытыми воспоминаниями. и греешься в этом теплом одеяле приятностей, нежишься, как маленькое дитя в пушистом полотенце, завернутом руками любящей матери, а чувствуешь себя абсолютно свободным, вот-вот взлетишь, высоко, к солнцу, наслаждаться его лучами. но потом что-то происходит. что-то начинает безжалостно вырывать тебя из этой неги. в умиротворенное сознание врывается какой-то наглый, чужой, холодный ветер, и ты вынужден прекратить просмотр слайдов, очнуться от невероятностей и окунуться в промозглую, серую, никчемную, бессмысленную и совершенно пустую реальность начала ноябрьского апреля.

22:03 

bitter sweet symphony
заебало

21:11 

bitter sweet symphony
невероятно иногда хочется порвать со всем этим. просто одним взмахом взять и разорвать все это к чертям собачьим.

10:49 

bitter sweet symphony
люди уходят. каждый своей дорогой. прекращается общение, нежное щебетание в соц. сетях заменяется дежурными фразами, а потом и вовсе исчезает из жизни. она бежит куда-то, будто сама по себе, будто она не моя, бежит и скачет с камня на камень, будто это фэентези и она - ловкий эльф, в руках у нее изящный резной лук, а за плечами колчан со стрелами. а я будто просто читатель, сижу и наблюдаю, как она убегает вперед, оставляя позади меня с моими переживаниями, сомнениями, страхами. и ничего не могу поделать с этим. первая неделя пролетела незаметно совершенно. я не успела прийти в себя, как осознала, что уже пятница. я не успела понять какие-то важные моменты, как времени уже не осталось. как не осталось никого другого, кроме тишины вокруг моего тяжелого, темного, немного сырого образа. так же не осталось никаких идей для творчества. штампую как конвейер блокноты, фотоальбомы, открытки, а как их превратить в эксклюзив - не знаю. так надеялась, что весна наступит внутри меня еще задолго до настоящей или хотя бы календарной, но нет, она, дрянь такая, пришла на пару дней, и ускакала вслед за ловким эльфом по камням вперед. а я осталась позади, смотреть им в спину. не осталось ничего. ни людей, ни весны, ни вдохновения. только необходимость существовать.

18:38 

bitter sweet symphony
так хочется эмоций.
чтобы прям взрыв был. эмоциональный. мне так не хватает какого-то безумства.
не хватает ощущения свободы, осознания собственной полноценности.
не хватает полета и попрыгунчиков в животе. не хватает сильного биения сердца, такого, что кажется, что соседи от этого стука просыпаются.
так не хватает влюбленности. не хватает этих накалов, нервов.
не хватает.

22:57 

bitter sweet symphony
похоже что все прошло неплохо.
ну лучше чем могло бы.

22:19 

bitter sweet symphony
закончился большой кусок моей жизни. второй день я ощущаю это. закончилось то что казалось бесконечным кошмаром. а теперь я не могу понять свои чувства. я испытываю одновременно надежду и страх. грусть и радость. вопреки словам родственников о моем неуживчивом характере мне сказали много приятных прощальных слов. пообещали держать за меня кулачки. я никогда не испытывала раньше таких чувств. таких ярких эмоций. что за меня кто-то держит кулачки. пускай он даже забудет это обещание через час но в тот миг он писал и говорил искренне. и я даже прослезилась немного.
становлюсь сентиментальной. могу пустить слезу от не слишком душещипательной сцены в сериале. именно поэтому не смотрю хатико. боюсь зареветь все вокруг. и теперь это. абсолютно чужие люди которых я больше никогда не увижу и не услышу желают мне добра не для галочки а от души - я уверена в этом абсолютно.

08:52 

bitter sweet symphony
так не охота никуда ехать в выходной в 9 утра. но понимание того что я езду подписывать обходной лист как-то подстегивает. и возможность купить пару штампов и немного бумаги для блокнотов - привлекает.

10:15 

bitter sweet symphony
так странно и немного грустно когда друзья переходят в статус знакомых. и не потому, что что-то приключилось, мы разругались или еще что. нет. мы просто прекращаем общаться. сначала прекращаем общаться каждый день. потом списываемся раз в неделю. а потом я замечаю что вот уже несколько недель, может недель 6, никакого общения нет. я вспоминаю, что и раньше мы моли не общаться столько же, но обращаю внимание на то, что если раньше я все равно была уверена, что даже не смотря на молчание, я все равно считала человека близким другом, то теперь я не думаю так и отношу человека к хорошим знакомым. потом он приобретет статус просто знакомого, а следом станет человеком из прошлого. да, мы пережили много прекрасных моментов друг с другом, но он станет всего лишь человеком из прошлого. прошлого не вернуть. и человека - тоже.

15:55 

bitter sweet symphony
а вроде жизнь-то и налаживается..

08:57 

bitter sweet symphony
заметила - чем старше я становлюсь, тем более неуверенней себя ощущаю. лет в 17-18-19 и даже наверное в 20 я четко знала, чего хочу. я понимала, что путь этот будет нелегким, но я знала, у меня были ответы. то ли я упустила время, то ли момент, то ли перехотела, но теперь я не могу ответить на многие вопросы , на которые раньше ответить могла. с годами я становлюсь похожа все больше на свою мать. неуверенность. страх. слишком большое чувство ответственности. и она его до сих пор пытается мне впечатать в голову, чтобы она неотступно преследовало меня всю свою жизнь. я перестала этому сопротивляться. она мне говорит многие вещи, а я не нахожу в себе сил и желания спорить, не соглашаться, не нахожу сил доказывать свою точку зрения. не нахожу слов для опровержения.
в 17 все было по-другому. я никогда так не любила как я любила в 17. и никогда, вероятно, уже не полюблю. может что-то и будет такое, но оно будет явно не таким, каким было в 17. в 17 я не знала ничего плохого. и не думала, что любовь может причинить боль. но научилась. так жаль терять эти годы. оставлять их далеко в прошлом. сама твержу одной девочке, чтобы не тащила за собой вагон прошлого, что это прошлое и сейчас уже значения не имеет, что значение имеет только настоящее, так как будущее еще не случилось и произойдет только через миг. но не использую этот совет сама. я тащу ха собой маленькую тележку прошлого. и понимаю, что я никогда не была более гармоничной, знающей чего я хочу и на что я способна, чем тогда, в далекие 2004-2008 годы.

11:46 

bitter sweet symphony
так хочется верить, что наконец пришла зима.
что снег не растает за один день плюсовой температуры.
что все сложится.
так хочется верить что новый год принесет новые радости и меньше огорчений.
что близкие и родные будут здоровы.

22:50 

bitter sweet symphony
как-то сама себе противна.

22:09 

bitter sweet symphony
я не писала почти год. ну судя по дневнику. я-то помню что я удалила несколько записей. так на всякий.
что изменилось за этот год? вопреки кое-чьим ожиданиям я не скатилась до тяжелых наркотиков.
много чего изменилось. я изменилась.
часто вспоминаю какие-то юношеские эмоции. так ярко и резко чувствовалось в 17-18-19 лет. прошло - вроде бы - всего несколько лет. немножко. но столько всего произошло за это время. и хорошего, и плохого. все в голове не укладывается и мозг из-за того что не может пока усвоить все сразу вспоминает прошлое. все чаще и чаще всплывает в памяти деревня. безусловно это одна из важнейших частей моей жизни. это невероятное было время, когда хватали звезды за хвост. такие молодые. такие безумные, не щадящие себя. еще вспоминается колледж. тогда было важное время. время становления. окончательного такого становления. я и его всрала) есть у меня.. не знаю как ее назвать - в колледже дружили. щас видимся дай бог раз в год. у нее был день рождения в конце августа. почти всемогущий контакт мне участливо напомнил об этом. я позвонила ей. и она сказала странную для меня фразу. до их пор в голове не укладывается. я тебя, говорит она, уважаю. ты всегда говоришь, что думаешь, ты меня этому научила, спасибо тебе, если бы не ты я бы была другой. © и я поразилась что она так оно мне думает. я ведь уже очень давно не живу по этому принципу. я очень давно умалчиваю о чем думаю, иногда это рвется наружу, но я стараюсь это сдерживать. оля, милая оля, жизнь оказалась совсем не такой., какой казалась, когда мы учились. понимаешь ли, я оказалась именно там, где как думала никогда не окажусь. я живу в чужой квартире, пользуюсь чужими бытовыми вещами, я не ощущаю себя нигде дома, у меня совсем нет друзей. я их всех распугала. я так думаю. у меня нет нормальной работы. я ее ненавижу. искренне ненавижу свою работу. дело не в начальстве. начальство меня устраивает. сама специфика работы вызывает изжогу. чего уж говорить о необходимости подниматься в 6 утра и куда-то в мороз ебашить. и мне совсем, совсем не с кем поговорить. нет оль я не жалуюсь. я сама виновата что оказалась в том положении в котором нахожусь. в тот момент когда я прекратила говорить что думаю - я встала на путь саморазрушения. я отказалась от своих принципов, заменив их чем-то другим. я стала деградировать. у меня есть стремление и работу сменить - не зря собираюсь идти учиться на вторую вышку - но нету вкуса к жизни. мне, знаешь, раньше люди не нужны были. я могла работать одна. я могла не гулять, сидела сутками в компе. рожа прыщами покрывалась (оффтоп: привет саус парку). и мне не нужно было ни с кем разговаривать. я не нуждалась в людях. а теперь мне их катастрофически не хватает. страшное ощущение одиночества просыпается внутри когда ветер задувает мне за воротник по пути домой. так что ты не права. мне просто не хватило духу тебе сказать что ты неправа. в конце концов мне на какой-то миг было приятно. даже теперь приятно что ты так думаешь. какая разница что я другой человек? что я не тот человек которого ты помнишь? что внутри меня что-то сломалось. треснуло. и я не знаю как это поправить. может по счетам плачу. не знаю. но сейчас это так. мне не остается ничего кроме как принять. бороться не вижу смысла. я не хочу с этим бороться. редкие вспышки разума оказываются желаемыми картинками: я в институте, потом на любимой работе, потом еще что-то гармоничное. и вокруг меня люди которым со мной интересно. и с которыми мне интересно. мы наверняка делали бы какой-нибудь макет. или что-то другое, интересное. но где-то в душе я не верю что это возможно. как-то так.

20:16 

bitter sweet symphony
в это холодном здании врядли кому-то есть до тебя дело. ты целыми днями копошишься в своих бумажках, как мышка в зерне, убиваешь время. когда время убивать больше нечем, ты волей-неволей начинаешь думать. смотреть по сторонам. на людей. на чужие жизни. иногда ловишь себя на зависти по отношению к беременным или к матерям. смотришь на предсвадебную подготовку, кусаешь локти, потому что у тебя этого нет, потому что зависть изжирает тебя изнутри, потому что ты ТОЖЕ хочешь. хочешь быть как все. но ты не все. и никогда не будешь как все. и тебе это известно. так что либо принимай себя такой, какая есть, либо избавь мир от себя. если не можешь бороться с неприязнью к себе, попросту перестань смотреть в зеркало. перестань разглядывать свое тело, перестань гладить волосы. перестань относиться к себе, как к чему-то особенному, перестань пытаться обратить на себя внимание. если за все годы ты не научилась этому, то теперь уже врядли научишься. твоя натура никому не известна лучше, чем тебе. твоя натура - это старая парижская шлюха, то там, то тут, ее невозможно поймать, невозможно потрогать и невозможно от нее избавиться. тебе с ней жить. никто ее не воспримет кроме тебя. ты можешь улыбаться людям в лицо, можешь им лгать, только всегда найдутся люди, которые тебя раскусят, которые тебя вычислят, и ты прекратишь носить эти свои поганые маски. тебе плохо? плохо конечно. человеку в принципе не может быть хорошо. то есть не может быть хорошо всегда. любовь - это награда за страдание; ты понимаешь свои ошибки, понимаешь, но исправить ты их уже не можешь, потому что это повлечет более страшные изменения твоей натуры. а ты не можешь потерять хоть капельку этой шлюхи. так что все верно. ты идешь правильным путем, держи курс на покой одиночества и никто никогда не заставит тебя платить, потому что одиночество - это самая большая плата, которую может заплатить живой за свои ошибки.

17:30 

bitter sweet symphony
ты можешь многое. можешь ненавидеть меня. можешь выкинуть меня из своей жизни. ты можешь даже быть с кем-то другим. но у нас есть общее, что все равно нас связывает.
1. мы дышим одним воздухом.
2. мы никогда не сможем забыть друг друга.
3. мы друг другу снимся.

так что нравится тебе или нет, мы с тобой связаны. навсегда.

21:03 

bitter sweet symphony
купила билет. 28 числа я уеду.

06:46 

Дверь-судьба

bitter sweet symphony
Над нами живут соседи. Не, конечно любой может этим похвастать, даже те,
кто живет на последнем этаже. Но у них, правда, соседи не люди, а очень
даже животные всякие, типа кошек и птиц с крыльями вроде вечно
курлыкающих голубей и мелких, горластых воробьев. Даже не знаю, кому
повезло больше, тем, у кого наверху гнездятся соседи, или тем, у кого
над головой периодически спариваются кошки всякие громкоголосые.

У нас кошек нет, поэтому есть соседи. Муж и жена, лет по двадцать пять
обоим и, как я предполагаю, оба обладают мировоззрением и ранимым
характером блондинки.

… Стою, курю на балконе, на своем родном пятом этаже. Надо мной еще два
этажа соседей. Слышу, на шестом, муж с женой тихонечко так
переговариваются о чем то. Ну, о чем может на балконе шептаться молодые
муж и жена? Ясно дело о разнообразии интима, посредством исполнения
оного на балконе.

Но оказывается все не так просто. Да, интим конечно тут присутствовал,
но только не междучеловеческий, а человеко-ремонтный. Ну, это дело
знакомо почти каждому.

Соседи делали у себя ремонт, и вот неожиданно, как медузой в глаз, встал
вопрос и выносе постремонтного мусора.

- Ну ты чо, Светка! – горячо шептал муж – Да это быстро. Никто и не
заметит. Ррраз, и все!
- Ой, а вдруг чо? – резонно заметила Светка
- А чо «чо»? – продолжал склонять на нехорошее муж.
- Ну, мало ли чо! – логически возразила супруга.
- Да ничо! Все пучком! – подвел черту под диспутом муж.

Я уже собрался уходить, как услышал над собой странный шорох. Сверху
посыпались опилки и еще какая то фигня похожая на перхоть.

- Давай… - сдавленно бормотал муж. И по голосу было слышно, что он
чем-то там сильно напряжен. Ага, ага. Я бы тоже напрягся. Но, наверное,
сначала головой. Ибо эти два интеллектуала, чтобы не тащить по лестнице
дверь, которая не входила в лифт, решили ее назвать Икаром и скинуть с
балкона. Вот такое простое и элегантное решение.

Я конечно хотел предупредить их кое о чем, ибо опыт имелся дюже богатый
и разнообразный, даже набрал полный живот воздуха. Но не успел.

Надсадно и как-то жалобно крякнув, эти доморощенные Бони и Клайд
перевалили дверь через балконные перила и с любопытством уставились вниз
в ожидании эффектного разлета щепок от контакта древесины и асфальта.

Я поначалу тоже хотел глянуть, но вовремя посмотрел наверх. Весь трагизм
грядущего пронесся перед глазами как ускоренная хроника массового
изнасилования.

Дверь, которая эмигрировала с балкона, до этого гнездилась на шестом
этаже. Я на пятом. А подо мной был еще этаж, четвертый называется. Там
жили нормальные люди, которые по выходным нормально стирали белье и
совершенно нормально его развешивали за балконом. Да, да, именно за
балконом. Ибо папа ихний, чтобы не занимать бельем и без того убогие
квадратные метры балкона, сваял сушилку за перилами. Кстати очень
удобно. Там, между двух арматурин, горизонтально прикрученных по углам
перил, натянуто рядов пять веревок гуттаперчевых. А поскольку сегодня
воскресение, то и белья на них висело не мало. Простыни всякие,
пододеяльники…

А двери то что? Ей сказали вниз, значит вниз. Но кто же ее родимую,
деревянномозгую предупреждал о веревочках?

Она свозанула мимо меня черным коршуном, после чего можно было без
опаски высунуть голову и смотреть вниз. А внизу, в это время происходили
весьма забавные вещи.

Квадратное, деревянное изделие, уже порядком набрав скорость, вдруг
встретило на своем пути туго натянутые бельевые веревки. Надо сказать,
что сделаны они были очень качественно, и тест драйв прошли на пять
баллов. Но вот дверь… Дверь, она почему то перестала лететь прямо вниз,
а зацепив веревку и намотав на себя огромную, белую простынь, сделала
завораживающую дугу, и другим концом вошла точно в окно третьего этажа.
Вошла жестко и бескомпромиссно, как наглый Карлсон в простыне,
обожравшийся перебродившего варенья.

… Соседи на третьем давно мечтали поменять потрескавшиеся окна на
пластиковые. И, наконец дождавшись лета, решились. Как раз в этот момент
мастера вытащили старую раму, поставили и слегка наживили новую, белую,
с тройным стеклопакетом и немного отошли вглубь комнаты, полюбоваться на
результат дел своих.

Буквально через пол минуты они были вынуждены резко удивиться тому, как
рама, вроде и закрепленная внезапно самостоятельно вошла обратно в
комнату сопровождаемая чем то в белом с ромашками, одеянии. Мелодичный и
красивый звон оповестил всех, что установка новых окон временно
отменяется.

Но это был всего-навсего третий этаж. И дверь помня, куда ее направили,
задерживаться не стала, и уже не вертикально, а эстетично планируя,
устремилась к земле.

… Небольшая, но уже лохматая собачка, модели болонка, характера
паскудного и громкого присев в пошлой позиции с наслаждением гадила под
окнами, и периодически оглядывая прохожих, заливаясь визгливым лаем им в
коленки. Прохожие опускали головы, что бы посмотреть, откуда идет столь
мерзкий звук, потом брезгливо морщились и ускоряли шаг. Воняло от этого
серуна нестерпимо.

Его знал весь двор, поскольку эта лохматая вонючка целыми днями только и
делала, что гадила и тявкала. На удивление, это маленькое тело
производило столько дерьма, что коровы Нечерноземья просто плачут от
стыда. И каждое утро, выходя на работу я слышал выражение искренней
любви собачке нашей, в общем то, интеллигентной дворничихи.

В этот раз болонка была особенно визглива и неопрятна. Сидя в ужасной
раскорячке она тявкала на весь двор, наверное призывая посмотреть, как
ей неудобно.

И в момент наивысшей, болонкиной эйфории случилось то, после чего
дворничиха стала очень вежливо здороваться с моими соседями, владельцами
дери.

Дверь, в полной тишине на бреющем полете, прошла почти по ушам внезапно
заткнувшемуся серуну и с грохотом окончания мира, приземлилась в паре
метрах от болонки.

Природа замолчала. Комарики, до этого искавшие жертву, испуганной
стайкой кинулись в кусты и оттуда с ужасом смотрели, как болонка,
ме-е-ееедленно и молча(!) встала, осторожно посмотрела по сторонам,
потом подозрительно на свою кучу, подняла взгляд к небу, минуту постояла
в оцепенении и каким то крабьим шагом, в полной тишине поковыляла за
дом.

С тех пор ходила боком молча, как немой юродивый, и гадила исключительно
на газонах задрав голову вверх.

Ну а соседи. Им ничего не было, кроме приобретенного опыта и финансового
убытка за разбитое окно, которое приехали вставлять уже другие мастера,
поскольку те, предыдущие, от потрясения ушли в многонедельный запой.

Альтависта

главная