raphsody
bitter sweet symphony
пытаюсь сделать из ее ухода какое-то страдание для себя. мне буквально хочется страдать от того, что меня бросили, и чем дольше мне не причиняет это боли, тем сильнее мне становится страшно, что мне, в общем-то, все равно. это было для меня ожидаемо, я знала, что она уйдет, я чуяла это последнее время все острее и острее. я была к этому готова. не поэтому ли мне все равно? я заранее была готова к такому исходу, и, вот, он случился. прошел почти месяц, а мне до сих пор как-то не больно даже. я пытаюсь сопоставить ощущения от ее ухода, с ощущениями от ухода других, и понимаю, что я фактически ничего не чувствую. мне все равно. мне безразлично. я не думаю о ней постоянно, я не плачу и не переживаю, мне, похоже, на самом деле все равно. мне не интересно, как у нее дела, что она делает и как живет. мне все равно. я так долго мечтала пофигичстически относиться к тем или иным людям приходящим в мою жизнь, что мне, наконец, удалось настроить себя на этот лад. и теперь меня это пугает. когда я настраивала себя на этот лад, я не думала, что меня это станет пугать, когда случится. я думала, что мне принесет это покой и счастье, что я закрыта от мира, мир закрыт от меня, я могу абстрагироваться от мира и жить какое-то время в себе. но когда это начало реализовываться, меня это напугало. я совсем ведь не умею равнодушно жить. я совершенно не приспособлена к безразличной жизни. только в кино видела таких людей. они оставались для меня всегда какой-то тайной, загадкой, которую очень хочется разгадать, к которой еще сильнее хочется иметь отношение, принадлежать к таким людям, быть таким человеком. можно ли настолько изменить свое существо, чтобы в один миг стать вдруг другим человеком? все это касается, разумеется, только людей. возможно ли, что я нашла то, что искала, или я пытаюсь себя обмануть? как там было?

"— Тут, очевидно, недоумение, — ввязался вдруг Васин. — Ошибка в том, что у Крафта не один логический вывод, а, так сказать, вывод, обратившийся в чувство. Не все натуры одинаковы; у многих логический вывод обращается иногда в сильнейшее чувство, которое захватывает все существо и которое очень трудно изгнать или переделать. Чтоб вылечить такого человека, надо в таком случае изменить самое это чувство, что возможно не иначе как заменив его другим, равносильным. Это всегда трудно, а во многих случаях невозможно..." ©

вот не это ли происходит со мной, не ошибку ли я совершаю. но дело уже сделано, мне уже все равно, мне уже безразлично. моя идея перешла из вывода в чувство, которого я никак не ожидала, которое парализует мои какие-то начинания, которое приводит меня к деградации. впрочем, не только это приводит меня к деградации, но речь не о ней.